Admin

КняZz: «Группы, которые паразитируют на творчестве «КиШа», фанатам не нужны»

  Творчество группы "Король и Шут"

Андрей «КняZz» Князев откровенно рассказал «Челябинскому обзору» о пост-кишовском пространстве, отношениях с «Северным флотом» и Алексеем Горшеневым и о совместной работе со вдовой Горшка.

— Андрей, почему звучание нового альбома «Узники долины снов» отличается от всего творчества группы КняZz?

— Это закономерно. Мы постоянно ищем оптимальный звук. Как это водится, ещё с КиШовских времён: записываешь альбом, сводишь… всё устраивает, а затем mastering всё портит. Мы с новой командой проходили через ряд этапов, экспериментировали со звуком, меняли звукозаписывающие студии. В конце концов, я очень внимательно стал заниматься гитарным саундом, потому что до этого с ним были проблемы. Сами музыканты не понимали, какой звук нужен, было потеряно время. Не так просто взрастить своего специалиста, который четко «шарит» в нужном направлении. Каждый год я, учитывая ошибки прошлого, стараюсь решить ряд проблем. Скоро мы начнём писать сингл, и у меня есть конкретные задачи — хочу сделать панк-рок. Будем искать звук помощнее и подрайвовее. Все, как любит наша публика.

— Сюжеты историй в песнях будут меняться? Или «мрачные сказки» останутся?

— Разумеется, со времен «Короля и Шута» нас воспринимали веселыми людьми, но с мрачными текстами. Но именно мрачного у меня было не так много. И в нынешнее время я также стараюсь расширять границы стиля.

В эпоху КиШа, своего рода, экспериментальными являлись три альбома: «Акустический», «Бунт на корабле» и «Театр Демона». Как следствие, помимо страшных историй в творчестве имели место быть такие песни, как «Со скалы», «Хард-кор по Русски», что совершенно не вписывалось в так называемый «хоррор-формат» группы. Сейчас история такая же! Есть эпическая песня «Призраки Там-тама», посвящённая панк-тусовке и собственно Горшку, ибо клуб «Там-там» был его вторым домом. Есть песня «Русский дух», есть «Брат» и «Билли Миллиган». Как раньше, так и сейчас в творчестве присутствуют веселые песни.

Насчет будущей работы: многие явно удивятся текстам. Но раскрывать секреты пока не буду. В КиШ мы выбирали эстетику кинематографического, сказочного содержания. Хотя Горшок (Михаил Горшенев — прим. редакции) не любил слово «сказки», давайте будем называть их историями, былинами — говорил он. Сказки он ассоциировал с «Колобком» (улыбается). Но повторюсь, много и другого можно было найти в нашем творчестве.

Андрей Князев

— В следующем году будет пять лет со смерти Горшка…

—… В следующем году две даты. Да, уже пять лет прошло, как с нами нет Миши. Но наше с ним творчество живет! В 2018 году исполнится 30 лет с того момента, как образовалась группа «Контора» (коллектив, созданный 1988 году, который впоследствии превратился в «Король и Шут» — прим. редакции). В ней еще не было меня, но Горшок заложил основу музыкального коллектива. Правда, с моим появлением всё радикально изменилось, и появился стиль, в котором мы работали все последующие годы.

— Но это же был такой смешной первый альбом «Конторы».

— Безусловно (улыбается). Но мы не можем исключать это творчество. Оно стало нашим фундаментом, нашей историей, которая началась 30 лет назад. Именно с «Конторы», а не с первого концерта или альбома. Потому что мы были не проектом, а самобытным коллективом. Первые песенки были написаны уже в первый год нашей встречи.

В основе всего творчества лежала наша с Горшком судьбоносная встреча. Два фаната своего дела объединили свои усилия во благо общего дела. По крайней мере, так было на протяжении многих лет. Примерно 5 −6 лет коллектив состоял из четырёх человек: Горшка, Князя, Балунова и Поручика. Были и другие музыканты, которые приходили — уходили.

— Раз уж зашла речь о «Короле и шуте»… Когда я была подростком, КиШ слушали все. Это группа стала практически революционером русского рока, вы хайповали, как сейчас модно говорить. КиШ закончился. Как бы вы охарактеризовали то, что сейчас происходит?

— Я называю это «пост-кишовское пространство». Самого «Короля и Шута» нет, но есть мы. Те, кто жили в этом мире, создавали его. Есть публика, которая осталась без любимой группы, не видя достойной альтернативы. Группы, которые сейчас пытаются паразитировать на творчестве КиШа, фанатам не нужны. Им нужны идейные люди, а не подражатели. Те, кто играют в мелких клубах и кабаках в дальних регионах страны и за ее пределами, в большинстве случаев являются простыми музыкантами, любящими КиШ, и, как ряд знакомых мне команд, не претендующими ни на раскрутку, ни на гонорары.

Но есть совершенно «оборзевшие» коллективы, которые откровенно копируют Горшка и, прикрываясь словом «кавер-группа», формируют себе имя, что называется, на чужом творчестве. К таким персонажам у меня негативное отношение — я насквозь их вижу.

Андрей Князев

— На «пост-кишовском пространстве» происходит, по-моему, «постреволюционная» чехарда. За кем правда идейного продолжателя творчества «Короля и шута»?

— Конкретно по существу данного вопроса — идейная сторона «Короля и Шута» была сформирована лишь двумя людьми. Горшок вносил анархические настроения в стиль, писал большую часть музыки, отвечал за аранжировки, пропагандировал панк-рок, презирал человеческую серость и обожал кинематограф. Всё это отражалось в его образе. Я отвечал за стилистику, писал тексты и создавал этот сказочно-мистический мир, также писал музыку, оформлял все альбомы, я придумал логотип с шутом и занимался художественной визуализацией.

Ну и, разумеется, мы являлись двумя лидерами-фронтменами, поющими на сцене. Так, на всякий случай напоминаю, если кто забыл (смеется).

Наше объединение образовало некий симбиоз, и то, что волновало Горшка — стало моим, а мой мир стал его. С момента образования группы КняZz я подчеркивал, что ухожу ввиду того, что мы с Горшком по-разному стали видеть дальнейший путь развития. Его потянуло в театр, я хотел углубленно работать над драматургией стиля. Когда Горшка не стало, я, естественно, начал пресекать любые попытки других музыкантов пытаться стать флагманами нами созданного творчества.

— А в чём конкретно, Андрей, вашего вклада в пост-Кишовское пространство больше, чем, скажем, у экс-музыкантов КиШа (ныне группы «Северный флот») или у Алексея Ягоды (лидера группы «Кукрыниксы»), родного брата Горшка, который в последние годы начал петь для кишовской аудитории?

— А что они могут дать, кроме как петь песни, которые пел Горшок? Ничего, разумеется. Не знаю, как вам, но мне невооруженным взглядом видны их интересы, и они направлены исключительно на пиар своих групп. Вот например, Шура Балунов — бывший басист КиШа — ныне архивариус. Пользы для фанатов от его работы в разы больше, чем от других «товарищей»! Мы вместе работаем над группой ВКонтакте «Архивы Короля и Шута», выкладывая для фанов архивы, видео, литературу, дэмки-раритеты… Это немалый труд.

Мы совместно с супругой Михаила Ольгой Горшеневой очень скоро начнем приводить в порядок весь музыкальный каталог КиШа, чтобы дать возможность народу его скачивать. Каждый год проводим тематические концерты, состоящие из песен «Короля и Шута», и я даже начал включать в программу такие песни, которые вообще никогда не игрались на концертах, либо звучали крайне редко. Балунов выпустил две книги по истории КиШа, я выпустил черновики — свои старые рукописи, и наши поклонники смогут увидеть, как создавались сказочные миры на бумаге.

То есть, вы понимаете идеологический смысл нашей работы? Давать жизнь легендарному творчеству во всех возможных направлениях и во всём этом перманентно подчеркивать значимость Горшка, чтобы с ходом истории он оставался таким же весомым, как при жизни. Прямой пользы для нашего мира от музыкантов «Северного флота » и Ягоды, простите — не вижу.

— Но они остаются на пост-кишовском пространстве, у них свой слушатель.

— Свой слушатель — да, а вот отношение к «Королю и Шуту» многие уже имеют лишь в рамках истории. После того, как фонд Михаила Горшенёва при моей поддержке зарегистрировал бренд «Король и Шут» для его защиты, некоторые из музыкантов «Северного флота» пытались безуспешно помешать этому, создав оппозицию. После моей регистрации для защиты основного логотипа КиШа, после того, как мы обнародовали, на ком зарегистрировано все авторство, даже у самого придирчивого фаната отпали все вопросы по части интеллектуального наследия КиШа.

Андрей Князев

— А что касается Алексея Ягоды? Не так давно появилось его интервью, где он анализирует некоторые аспекты деятельности КиШа, в частности упоминает о вас в довольно странной форме. А так же называет ваши летние концерты с фондом «мутной историей».

— Ха! Точка зрения Алексея весьма эластична. Он очень сильно напомнил мне Александра Леонтьева (солиста группы «Северный флот», прозвище «Ренегат» — прим. редакции), в силу обстоятельств менявшего показания. Вообще-то, Ягода всегда был фронтмэном своей группы и не имел ни малейшего соприкосновения с КиШом. За исключением того короткого периода на самом раннем этапе формирования группы, когда временно замещал ушедшего в армию Поручика (Александр Щиголев — бывший барабанщик КиШ — прим. редакции). Его интервью меня в какой-то степени удивило и разочаровало.

Можно пытаться для своей выгоды использовать авторитетное мнение брата, но какой в этом смысл? Давайте я тоже начну рассказывать, как Горшок относился к творчеству Лёши — именно то, что знаю я. Ну а потом, что за мода пошла публично давать без какой-либо веской надобности характеристику чужому творчеству и, с видом эксперта, рассуждать, что у другого автора было успешным, а что однообразным? Или мне теперь тоже в ответ надо рассказать своё отношение к творчеству Алексея? Я понимаю, если бы такую аналитику проводили звезды мирового уровня, такие, как Пол Маккартни или Мартин Гор, с их легендарными хитами, прославившимися на весь мир… Но, простите, такому эксперту, как Алексей Горшенёв впору анализировать молодые коллективы, сидя в жюри, а не того автора, чьи песни знают по всей стране.

Насчёт «мутных историй»: допустим, что хотелось человеку реабилитироваться за все те годы, когда за славой КиШа люди не замечали его творчества. Ну я-то отнесся ко всему с пониманием и, когда написал песню «Боль», согласился с Алексеем на совместный музыкальный проект и концерт памяти. Осуждал он действия «Северного флота» не меньше моего, потом вдруг помахал мне ручкой и ринулся играть с ними «Несыгранные концерты». Два года пел песни КиШа по шпаргалкам, устилавшим сцену, после чего поссорился с Михиной вдовой. А после моего с ней воссоединения отказался как-либо сотрудничать с фондом. Начал делать концерты самостоятельно. Вероятно, на всё это он имел свои причины. И я-то, конечно, понимаю, что родственные узы позволяют претендовать на то, что создавалось братом, но как бы со вторым автором некоторые упорно считаться не хотят, и самое смешное — делают это себе же во вред.

— Андрей, вы ведь раньше говорили, что против использования творчества КиШа в виде ежегодных концертов, а также говорили что петь песни, которые пел Горшок, не будете. Но сейчас организовываете ежегодные памятные мероприятия и песен, исполняемых ранее Михаилом, в сет-листах становится всё больше. 

— С 2013 года я начал делать концерты со свой группой КняZz . Первый концерт был совместный с Алексеем Горшенёвым и назывался он «Боль». На следующий год я посвятил Михе своё выступление, назвав его «Другу». После этого начал делать концерты из песен КиШа, сохраняя семантику: «Гимн Шута» и «Будь как дома, путник!» Общественность дала понять, что в память о легендарном творчестве такие ежегодные летние выступления востребованы. И среди фанатов на одного осуждающего такие концерты приходилось пятьдесят жаждущих ещё и ещё окунуться в эту атмосферу. Объединив свои усилия с фондом Михаила, мы стали продумывать данные выступления так, чтобы это действительно было что-то феерическое, а не просто ностальгические встречи.

Андрей Князев

Не нравилось мне то, что параллельно, без какого-либо идеологического подтекста и в большей степени для пиара своих новых проектов, бывшие участники и Алексей Горшенёв писали на афишах здоровенными буквами «Король и Шут» и играли «Несыгранные концерты». В виду того, что они прикрывались зарабатыванием денег для семьи Горшенёва-старшего, я лишь сетовал, что наш мир превращается не пойми во что. Но когда фонд начал поддерживать я, про Мишину семью все забыли.

В прошлом году и «Северный флот», и Алексей Горшенёв отклонили официальное приглашение фонда принять участие в нашем концерте, и Алексей провёл параллельно свои выступления. По поводу того, что я начал петь все песни на концертах: и те, которые пел всегда сам, и те, которые пел Миха — это связано с поддержкой фонда, учитывая, что основные концерты пост-кишовского пространства проводятся нами (как автором и наследницей). Нашей задачей стало разнообразить концертные программы, удовлетворять желание публики совместно попеть и другие хиты группы, ну и, наконец, сделать так, чтобы не получилось, что на концертах КиШа звучали только мною написанные хиты.

— Фанаты, которые постоянно заваливают вас вопросами: «Почему бы вам не скооперироваться с Ренегатом, Ягодой и музыкантами КиШа и не забабахать концерт?» — могут на что-то надеяться?

— Ничего подобного обещать не могу, поскольку политика всех вами перечисленных уже изначально была неправильная, и самое интересное — как в случае с Ренегатом, так и в случае с Ягодой я был первый, кто предлагал грамотную и справедливую линию сотрудничества.

В первом случае — это была просьба не ставить на прощальных концертах на мои сеты нового, никому не известного басиста, а вернуть Сергея Захарова. И я бы сделал всё, чтобы утихомирить интернет-войну между ним и «Северным флотом». Плюс я предлагал ему пригласить Балунова, после чего он умышленно испортил с Шурой отношения.

Алексей, в свою очередь, бы мог не подливать масла в огонь, а помогать мне наводить порядок, как мы изначально с ним планировали. Тогда бы давно уже все жали друг другу руки и играли совместные концерты. Но тогда бы у него не было двух лет триумфа выступлений на крупных площадках под знамёнами КиШа. А также концертов по стране, где почему-то на афишах «Кукрыниксов», помимо названия их презентуемого альбома, писалось: «Лучшие хиты Короля и Шута». Его менеджмент ссылался на «нечистоплотность организаторов», но как-то удивительно много оказалось таких вот оргов-нарушителей. И почему менеджмент этого не пресекал — остаётся загадкой.

И все-таки мы с фондом будем стараться проводить мероприятия на достойном уровне и предлагать новые элементы шоу и — регулярно обновлять программу. Все, кто захотят поддержать наши мероприятия из бывших участников КиШа — мы готовы это обсуждать. Всем — хой!

Андрей Князев

Источник: Челябинский обзор