Admin

Стена Цоя: вместо надписей — только портрет

  Бытие

Инициативная группа жителей района Арбат борется за реконструкцию стены Виктора Цоя. 11 апреля вопрос был рассмотрен комиссией по культуре Мосгордумы, но окончательного решения пока не прозвучало. Корреспондент «МЦ» пришла к легендарной стене Арбата и узнала, что думают о переменах, грозящих народному памятнику, поклонники группы «Кино», местные жители и гости столицы.

Москва: Стена Цоя

День постепенно клонится к вечеру. Заходящее солнце заливает светом главную пешеходную улицу столицы, где становится все больше и больше прохожих. В разных концах Арбата на свою извечную сцену под открытым небом выходят уличные музыканты. Их уже меньше, но все-таки улица еще звучит гитарными аккордами и всем известными мелодиями.

Рядом с стеной Виктора Цоя тихо, но многолюдно. Проходящие мимо москвичи и гости столицы останавливаются рядом с ней, расписанной бесчисленными надписями, наросшими друг на друга более чем за двадцать лет, фотографируются и уходят. Надолго не задерживается практически никто.

Мимо регуляно проходят полицейские патрули. Отделение находится в двух шагах отсюда, буквально — за углом. Стражи порядка внимательно смотрят на многочисленную публику и, не обнаружив нарушений, идут дальше. На все вопросы отвечают сухо: все в порядке, пока все спокойно.

Стрелки часов приближаются к семи часам вечера, и рядом со стеной появляются те, кто называет себя «местными». Напротив портрета Виктора Цоя замирает невысокая рыжая девушка. Майка цвета хакки, рваные джинсы, кеды, рюкзак — человека, привыкшего путешествовать автостопом по родной стране, видно сразу же.

— Сейчас я в столице. Уже три месяца после возвращения из Башкирии, — рассказывает Кристина Астахова. — Меня называют Лолли. Я прихожу сюда каждый день. Для меня стена Цоя — место практически сакральное. Из тех, кого я знаю много лет, здесь уже мало кто остался. Иногда приходят молодые ребята, чтобы просто посидеть, почувствовать атмосферу, поиграть на гитаре и попеть песни группы «Кино».

За последнее время Кристина не припомнит, чтобы около стены было по-настоящему шумно.

— Поздним вечером здесь, как правило, уже никого нет, — рассказывает она. — Если ребята и играют, то еще до наступления темноты и довольно тихо. Никто никому не мешает.

Пока мы разговариваем с Кристиной, рядом со стеной появляются еще две девушки. Черные джинсы, клетчатые рубашки, кожаные куртки — девчонки сидят прямо на асфальте, разговаривают, улыбаются прохожим.

— Мы приезжаем сюда, как минимум, раз в неделю, — рассказывает одна из них, девушка с необычным именем Кассандра Пименова. — Я сама здесь уже лет пять. Стена — это память о легенде, совершенно особенное место, где каждый может как-то выразить себя, написать что-то, оставить свой след. Правда, хватает и тех, кто пишет на стене какую-то чушь. Что с такими людьми делать, до сих пор непонятно. Хорошо, что их немного.

О том, что стену Виктора Цоя собираются реконструировать, ни Кассандра, ни Кристина не слышали и на новость отреагировали довольно резко. Завсегдатаи народного мемориала опасаются изменений, несмотря на уверения инициативной группы «Спасем стену Цоя», что знаменитые надписи никто трогать все-таки не будет.

-Лучше оставить все так, как есть, — уверена Кассандра Пименова. — В конце концов, этому месту уже больше двадцати лет. Оно существовало и существовать будет. Это народная память, которую просто не нужно трогать. Впрочем, мы уже сотню раз слышали, что стену хотят закрасить, снести, закрыть. Пока с ней ничего не случилось. Не случится и в этот раз. К тому же, тут не так часто собирается действительно много народа. Только по особым дням — в день рождения и день смерти Виктора Цоя. Последние несколько лет здесь также в определенные памятные дни собираются поклонники панк-группы «Король и шут», помянуть их вокалиста Михаила Горшенева, ушедшего в 2013 году. И все.

Вот только жители Арбата энтузиазм поклонников русского рока не разделяют. Претензии к стене Виктора Цоя, как к народному мемориалу, есть не у всех, но собирающаяся у него компания мало кому нравится.

-Конечно же, это исторический памятник, — делится своим мнением жительница Арбата Наталья Фридман, — но собирающийся там контингент настораживает. Постоянно рядом со стеной можно встретить, скажем так, неблагополучных людей, распивающих спиртные напитки, и как оградить это место от них — большой вопрос. Шума как такового от них не слышно. Проблем больше от тех музыкантов, которые играют непосредственно на Арбате, но ходить мимо стены немного страшновато и неприятно.

Среди местных жителей есть и те, кто не воспринимает народный мемориал, как ценность, и проголосовал бы за его закрытие раз и навсегда.

В соседнем дворе мы встречаемся с Антониной Бокаревой. Она гуляет вместе с маленьким внуков.

-Эта стена мне не нравится, — вздыхает Антонина Витальевна. — Может быть, в самом начале своего существования она и была интересной, важной для людей, но сейчас это странное место. Рисунки то появляются, то исчезают. Приходят непонятные личности, поют песни, громко. Непонятно, что там вообще происходит. Если бы спросили моего мнения, я бы просто закрасила эту стену. Это самый лучший выход.

Тем временем рядом со «стеной раздора» становится все больше и больше людей, больше фотографий, улыбок и надписей. В небольшой нише в нижней части мемориала появляются новые букеты цветов, листы бумаги, исписанные мыслями и глубоко личными пожеланиями ушедшему кумиру от поклонников, и, конечно же, окурки — традиционный набор подношений Виктору Цою на Арбате. Многие приходят сюда вместе с детьми.

-Мы пришли сюда вместе с нашим сыном Мишей, — молодой папа Азамат Солтыханов и его жена Оксана держат малыша за руки. — Мы выросли на песнях Виктора Цоя, очень любим их. Сами не раз пели под гитару и «Кукушку», и «Звезду по имени Солнце». Нам хочется, чтобы и наш сын знал об этой культуре, знал группу «Кино». Приезжая сюда, мы его приобщаем к тому, что близко нам самим. Стене, конечно же, нужна реконструкция. Главное, чтобы она не привела к тому, что память о Викторе Цое исчезнет с Арбата.

Инициативная группа «Спасем стену Цоя» во главе с главой муниципального образования Арбат утверждают: никто не покушается на память легендарного музыканта. Просто народный памятник действительно пора спасать. Невооруженным глазом видно, что верхняя часть стены крошится. Очаги разрушений регулярно замазывают серой шпаклевкой, но для сохранения стены этого мало, необходим более комплексный подход.

Больше всего поклонников Виктора Цоя пугает проект реконструкции, по которому на месте многочисленных надписей должен появиться один портрет музыканта. Впрочем, все те же инициаторы спасения мемориала обещают, что проектов будет несколько, а граждане смогут выбрать наиболее подходящий самостоятельно. Пока завсегдатаев стены Цоя эти заверения не убедили.

-Я уверена, что если стену соберутся закрасить и оставить здесь только один портрет, дело кончится массовыми протестами, — уверена Кристина Астахова. — Такой проект просто лишит это место всего — атмосферы, истории, самой жизни. Поклонники Виктора Цоя никогда с этим не согласятся. Я уверена, что он сам никогда не поддержал бы подобную инициативу. Так что если и реконструировать здесь что-то, то не уничтожая то, что уже стало неотъемлемой частью этого места.

Впрочем, инициаторами реконструкции ставится и вопрос о признании стены Виктора Цоя памятником культуры. Это решило бы проблему распития спиртных напитков рядом с ней. Присвоение стене особого статуса сделало бы подобные действия просто незаконными.

Но пока окончательного решения о реконструкции стены Виктора Цоя не принято. Вопрос был рассмотрен на заседании комиссии Мосгордумы по культуре, но ее председатель Евгений Герасимов заявил: дальнейшие действия будут предприниматься, исходя из мнения горожан.

Источник: Москва Центр