Admin

Мюзикл «TODD» отметил юбилей Михаила Горшенева необыкновенным концертом

  Группа «Король и Шут»

Расширенный показ мюзикла «Короля и Шута» «TODD» состоялся в МДМ 14 и 15 сентября.

На театральных подмостках, музыкальный спектакль идет уже почти шесть лет. Авторы мюзикла решили отпраздновать 45-летие Михаила Горшенева и – скорбную дату – 5 лет с момента его смерти. Михаил Горшенев успел поиграть маниакального цирюльника Суини Тодда меньше года, но без него бы этого спектакля попросту не было.

Сейчас заглавную роль в спектакле играет лидер групп «Кронер» и «Собаки Табака» Роберт Остролуцкий. Можно только гадать, насколько тяжело музыканту было входить в проект с такой непростой историей, но вписался он туда отменно. «Мы намеренно не хотели брать человека, который будет копировать Миху или исполнять эти песни в эстрадном ключе, — рассказал нам гитарист «Короля и Шута» и создатель «Северного Флота» Александр Леонтьев. – Наоборот, хорошо, что Роберт не поёт, а пролаивает эти песни, но в чём-то он превосходит Мишку, который играл сам себя, как Фрэнк Синатра в фильмах, где снимался. Ему не надо было особо напрягаться, он и так, крутой, красивый, и публика будет в восторге в любом случае. А Роберт действительно больше похож на Тодда, в моём понимании. Он реальнее удачнее вписался в образ. Ты видишь перед собой не Роберта Остролуцкого в образе Тодда, в видишь Тодда перед собой. Это очень важно для спектакля».

Сам Леонтьев, как известно, играет в спектакле одну из стратегически важных ролей – уличного музыканта с полномочиями рассказчика. Каждый выход на сцену ему дается большой кровью. «Последние пару лет я перед каждым выходом на сцену обещаю себе, что этот раз – последний, — признался Леонтьев нашему изданию. – Я очень нервничаю всегда – это не моё. Я не театральный актёр, мне не хватает гитары. Моя сценическая жизнь – это я с гитарой и микрофоном. Здесь же слишком большая ответственность. Столько народу, все исполняют свои партии, кто-то танцует, пляшет, паркурщики прыгают, мои музыканты играют. Поскольку гитары у меня в руках нет, и мозг ничем не занят, постоянно испытываю панические атаки. Представляешь, если я забуду там слова?»

Маргарита Быстрякова (Ловетт) и Михаил Горшенев (Тодд) © KM.RU, Екатерина Безродных

Александр Леонтьев не скрывает, что во многом продолжает участвовать в «ТОДДе» ради одного пронзительного момента: когда на финальной арии «На краю» во втором куплете начинает звучать голос Михаила Горшенева («здесь я вижу смерть, я вижу свет…»), зрители в зале дружно встают, начинают хлопать и уже не скрывают наворачивающихся слез. Разумеется, было это и на специальном показе «ТОДДа» и 14 и 15 сентября, но организаторы припасли и кое-что еще.

В третьем, дополнительном, акте музыканты при помощи приглашенных коллег сыграли неожиданные версии арий из мюзикла, а также не вошедший туда номер. У каждой песни была своя история. Так, «Баллада о бедном цирюльнике» изначально звучала в стиле фламенко, но в итоге для спектакля было резонно решено сыграть её в дворовом ключе. Это обстоятельство очень обрадовало в свое время Михаила Горшенёва, который вообще был сторонником постоянных импровизаций в музыке. Но на сей раз Александр Леонтьев и музыканты «Короля и Шута» исполнили «Балладу…» в духе фламенко, с экспрессивными испанскими вокализами.

Раннюю редакцию «Признания Ловетт» спела экс-вокалистка «Ленинграда» Юлия Коган, чей голос звучит в альбомной версии «ТОДДа». Продюсер мюзикла Влад Любый вспомнил, как Горшок позвонил ему в три ночи и возбужденно сообщил: «Я нашел Ловетт! Главное – она рыжая!!!» На том этапе была идея задействовать известных рок-музыкантов не только в главной роли мюзикла. От нее в итоге отказались, поэтому Коган поучаствовала лишь в студийной версии мюзикла. «Признание Ловетт» в ее исполнении прозвучала в первом варианте аранжировке – облаченная в босса-нову, а не в хард-рок.

Затем Юлия Коган под аккомпанемент музыкантов «Короля и Шута» представила полнейший эксклюзив – арию, не вошедшую в канонический вариант мюзикла «TODD». Блюзовая композиции с припевом «Я верю в чудо, я верю в счастье» (не путать с «Маленьким островом») хотели использовать в спектакле в сцене, следующей за убийством Судьи, но это бы сильно затянуло действо. Поэтому ее решили заменить кратким монологом Тодда. Из выпавшей песни в постановке остались слова «как горячо, как жарко» и реплика о веретене судьбы.

Мюзикл TODD © KM.RU, Екатерина Безродных

Еще причудливее оказалась исходная аранжировка «Выхода Судьи» в «раммштайноподобной» аранжировке и с вокалом Ильи Черта. Соответствуя поводу, лидер «Пилота» облачился в строгий костюм, шляпу и круглые очки. Правда, чувствовал себя некомфортно и даже назвал свой наряд «бесовскими одежами».

Под занавес сводный хор участников и гостей постановки исполнил «Счастье».

Источник: KM.ru


Купить книгу